Версия для слабовидящих
Котласская межрайонная организация Всероссийского общества инвалидов

"Вечерний Котлас": Двухлетнему Никите нужна ваша помощь

Никитка – светловолосый мальчишка с голубыми глазами. Он очень любит рисовать и слушать, как мама читает сказки, но больше всего ему нравится купаться. Он может целый час как заводной вертеться в ванне и, заливаясь хохотом, хлопать ножками по воде. Мама называет его солнышком, а врачи – неперспективным. У Никиты тяжелая форма ДЦП.

«Ну что, мамочка, поздравляю, у вас будет мальчик» – услышав такие слова от доктора на первом же УЗИ, котлашанка Наталья Рогатых была счастливее всех на свете. Наконец-то сбылась их с мужем мечта: дочка Лиза уже есть и совсем скоро у них появится сынишка. 

– Мы всегда хотели двоих детей и когда узнали, что Наталья беременна, были очень рады, – говорит Вячеслав Рогатых. – Беременность проходила хорошо, и никто из нас даже не предполагал, что у малыша могут быть какие-то проблемы.

21 сентября 2007 года произошло долгожданное пополнение. После достаточно сложных родов на свет по-явился Никита Рогатых.

– Когда я пришла в себя, то сразу же начала беспокоиться, почему ребенка не несут на кормление, – вспоминает Наталья. – Обратилась к детскому врачу, и он сообщил мне, что Никиту надо срочно отправлять в Архангельск: у ребенка судороги, причина непонятна, это может быть менингит, внутриутробная инфекция – в общем, вариантов много было.

Мальчика отправили в областную больницу, где сразу же поместили в «реанимацию».

– Когда Никитку перевели в обычный бокс, я вылетела в Архангельск, – рассказывает мать. – То, что я увидела, было ужасным – он был таким бледным, маленьким, стал как будто еще меньше, все ручки истыканы иглами капельниц. Три дня я настойчиво (у Никиты не было сосательного рефлекса) ходила его кормить, и он сразу же пошел на поправку. А через несколько недель нас выписали домой, причем даже диагноз точный не поставили. 

До трех месяцев Никита развивался почти так же, как и все дети, прекрасно держал голову, улыбался, интересовался окружающим миром. Но потом, по словам матери, он стал плохо спать, появился судорожный синдром и спастический тетрапарез.

– Когда мы пришли к невропатологу, нам сказали, что у нас средняя форма перинатального поражения центральной нервной системы, – вспоминает Наталья. – Но обнадежили, что у Никитки еще все может наладиться.

Только когда малышу исполнился год, в его карточке появилась аббревиатура «ДЦП». Никиту несколько раз возили на лечение в Архангельск, но в последний раз, когда мальчику было полтора года, Наталье прямо сказали, что у него нет шансов.

– Я попросила применить для лечения Никиты ботокс, чтобы снять тонус мышц, но мне ответили, что такие уколы делаются только перспективным детям, – вспоминает женщина.

«Не мучайтесь, сдайте его в детдом, он у вас всю жизнь будет как растение, а себе родите новенького, здорового» – эти страшные слова мать не раз слышала от медработников. Но в ее голове никак не могло уложиться, как так может быть, что ее сынишка неперспективный. Само выражение «неперспективный» казалось ей каким-то дурацким.

Бесконечные походы по врачам, косые взгляды, бессонные ночи – все это пришлось пережить родителям малыша.

– О том, чтобы сдать Никиту в детдом, не могло быть и речи, – говорит мама. – Я педагог по образованию, я вижу, что у него есть шанс. Я верю в это. Он не растение. Он все понимает, чувствует и видит.

Лечебная гимнастика, упражнения в бассейне, занятия дома с мамой и папой, уроки со специалистами – все свои силы семья Рогатых бросила на то, чтобы не сбылись страшные прогнозы врачей.

– Совсем недавно мы узнали, что явления ДЦП можно сократить с помощью клеточной терапии. Вышли на клинику в Москве, занимающуюся таким лечением, – говорит Вяче-слав. – Нам сразу же сказали, что чем раньше будет начато лечение, тем оно эффективнее.

Чтобы собрать деньги на лечение (стволовые клетки стоят достаточно дорого), семье Рогатых пришлось обратиться за помощью ко всем знакомым.

– Около трехсот тысяч мы взяли в кредит, еще сто помогли собрать родственники и друзья. Даже на работе не остались равнодушными и выделили мне 20 тысяч рублей, – говорит Вячеслав. – Эта помощь для нас неоценима, потому что после двух сеансов клеточной терапии Никита стал намного активнее. Он старается держать головку, реагирует буквально на все, пытается говорить слово «мама», а еще он поет. Вы представляете, он у нас поет!
Как говорит Наталья, клеточная терапия положительно сказалась на здоровье сына. В медицинском центре, куда возили мальчика, пообещали, что малыш сможет встать на ноги, но это произойдет только в том случае, если лечение будет беспрерывным и он пройдет его именно сейчас.

– Мы верим, что сумеем поднять Никиту на ноги, но все упирается в финансовый вопрос. Чтобы завершить курс лечения и пройти дополнительно два сеанса клеточной терапии, нам надо еще порядка четырехсот тысяч рублей, – говорит Наталья. – У нас их нет. 

В семье работает только муж, я сижу с Никиткой. Мы еще несколько лет будем выплачивать кредит, который взяли на лечение. Пожалуйста, помогите нам!
Семья Рогатых обращается за помощью к землякам, потому что не в силах справиться со своей бедой самостоятельно. Для тех, кому небезразлична судьба ребенка, которому очень нужна помощь, мы публикуем расчетный счет мамы Никиты Натальи Рогатых.

Котласское отделение № 4090 АК СБ РФ.
Получатель: филиал АК СБ РФ (ОАО) Котласского отделения № 4090. ИНН 7707083893. 
КПП 290402001.
Банк получателя Архангельское ОСБ № 8637 г. Архангельска.
БИК 041117601. К/счет 30101810100000000601.
Тр/счет 47422810504249931000.
Л/счет 42307 810 7 04244307779/48.
Получатель: Рогатых Наталья Альбертовна.
Контактный телефон: 8-960-011-39-98.

Марина КИСЕЛЕВА

Мы ВКонтакте
Работа в России
Служебный вход